Пошук по сайту
Пошук:

Теми
З перших уст (2943)
З потоку життя (6133)
Душі криниця (3379)
Українці мої... (1445)
Резонанс (1466)
Урок української (986)
"Білі плями" історії (1649)
Крим - наш дім (531)
"Будьмо!" (260)
Ми єсть народ? (237)
Бути чи не бути? (70)
Писав писака (23)
На допомогу вчителеві (126)
Мовно-комп'ютерний конкурс (108)
Порадниця (108)
Смішного! (97)
Додатки
"Джерельце" (830)
"КримСПОРТ" (132)

Архiв
Архiв газети в pdf
Редакцiя
Форуми
Книга вiдгукiв

Iншi статтi цiеї теми
Василь ╤льницький, ╕сторик, досл╕дник ОУН-УПА: НА ПУБЛ╤ЧНУ СТРАТУ УКРА╥НСЬКИХ П╤ДП╤ЛЬНИК╤В РАДЯНСЬК╤ СИЛОВИКИ ЗГАНЯЛИ СТАРШОКЛАСНИК╤В
знайомтесь: ╕нтел╕гентна, легка в сп╕лкуванн╕, симпатична ╕ розумна молода людина, яка глибоко...


ГЕРБ УКРА╥НИ: ДЕЩО З ╤СТОР╤╥
У листопад╕ 1917 року Центральна Рада проголосила Укра╖нську Народну Республ╕ку. Питання про...


«╤ ОЖИВУ, ╤ ДУШУ В╤ЛЬНУ НА ВОЛЮ ╤З ДОМОВИНИ ВОЗЗОВУ»
Б╕льшост╕ народ╕в властивий - в т╕й чи ╕нш╕й форм╕ - культ предк╕в як основа пам'ят╕ роду й...


ВИЗВОЛЕННЯ ДОНБАСУ ╤ КРИМУ СТО РОК╤В ТОМУ
Нещодавно в Ки╓в╕ вийшла друком книга ╕сторика Серг╕я Коваленка «Пох╕д запорожц╕в на Донбас...


П╤ДЗЕМНИЙ БАТУРИН: МАЗЕПИНСЬК╤ ВАЛИ ТА СХОДИ В ТА╢МНИЦЮ
Археологи досл╕джують «глибинну» ╕стор╕ю Гетьмансько╖ столиц╕




Розсилки
Тут Ви можете підписатися на розсилку анонсів статей нових випусків нашої газети. Для цього вкажіть свій e-mail.

E-mail адрес:














Гостям Севастополя



FaceBook

Twitter









оНЦНДЮ Б сЙПЮ©МЁ
Головна сторiнка > Текст статти
"Кримська Свiтлиця" > #37 за 14.09.2012 > Тема ""Білі плями" історії"
Версiя для друку
Обговорити в форумi

#37 за 14.09.2012
КРАТКИЙ ЭКСКУРС В КРЫМСКО-РОССИЙСКО-УКРАИНСКУЮ ИСТОРИЮ...

╤стор╕я ╕ сучасн╕сть

Михаил Лукинюк
КРАТКИЙ ЭКСКУРС В КРЫМСКО-РОССИЙСКО-УКРАИНСКУЮ ИСТОРИЮ
С ОТДЕЛЬНЫМИ ФРАГМЕНТАМИ ИЗ ДИСКУССИЙ АВТОРА В ИНТЕРНЕТЕ
(Продовження. Поч. у № 31-36)

Украинские казаки – как в пешем cтрою, так и на море – активно участвовали в различных военных кампаниях России на юге. Так, 7 июня 1788 г. «Черноморская гребная флотилия нанесла сокрушительный удар турецкому флоту» (Кожин, 1996). Вот как писано об этом в официальной реляции генерал-фельдмаршала кн. Г. Потёмкина-Таврического от 19 июня 1788 г. (Высочайшие.., 1872. – С. 223-224): «Флот капитан-паши гребной флотилией разгромлен, 6 кораблей линейных сожжено и 2 отдались. 30 судов разбиты. Между кораблями уничтожены капитан-пашинский и вице-адмиральский, в плен взято людей с 3000, побито не меньше. Эта победа получена малыми, нововыстроенными по небывалому калибру, гребными судами, коих построено до 200 и на них размещается по 60 человек, легкость и проворность [их] такова, что вражеский корабль только успевал их увидеть, а они уже оный окружают. Установлено, что они несравненно больше погибели вражескому флоту причинить могут, чем большие военные корабли – как это в последнем поражении турецкого флота в действительности и оказалось. Этими судами преимущественно управляют Запорожцы, которых всего теперь насчитывается до 20000». Не удивительно, что даже Екатерина ╤╤ в своем Указе сенату 14 апреля 1789 г. (там же. – С. 223) отмечала «бывших Запорожцев», что «с рвением и отвагой» бились против турок.
 Даже совсем не зная истории, трудно предположить, что в условиях пресловутого бездорожья царской России рекрутов для Черноморского флота и частей Севастопольского гарнизона (или шире – юга Российской империи) привозили исключительно из северных или дальневосточных губерний (это же касается и снабжения их провиантом, деревом во времена парусного флота, углем после перехода на паровую тягу и т. п.).
 А, скажем, участие украинцев в знаменитой первой обороне Севастополя 1854-1855 гг. кое-кто всячески пытается ограничить практически одной, хотя и общепризнанной фигурой легендарного «матроса Кошки». Но достаточно посмотреть на укрепленные на передней стене бывшего храма святого архистратига Михаила (в 1854-1955 гг. – гарнизонного храма) памятные мраморные плиты военным соединениям, которые составляли гарнизон Севастополя во время обороны, чтобы убедиться, что здесь было немало и украинских войсковых соединений: Черниговский гренадерский полк, Волынский, Днепровский и Полтавский пехотные полки, Галичский, Житомирский, Кременчугский, Украинский (удивительно даже – почему не «малороссийский»?) егерские полки и др.1
 По данным доктора исторических наук Я. Дашкевича (1993, с. 109), в период между 1905 и 1917 гг. украинцы составляли до 75 процентов личного состава Черноморского флота (вряд ли погрешу против истины, предположив, что в XIX ст. эта часть была еще больше2). Поэтому в резолюции Третьего Украинского войскового съезда, который открылся в Киеве 20 октября 1917 г., отмечалось: «Принимая во внимание то, что Черноморский флот имеет в своем составе 80% украинцев и находится в территориальных водах Украины, съезд постановляет, чтобы Морской Генеральный Совет немедленно приступил к украинизации Черноморского флота» (там же). А вот как оценивал вклад украинцев упомянутый адмирал Колчак, которого очень трудно заподозрить в недостаточном великоросском патриотизме. Выступая 7 апреля 1917 г. на первой украинской манифестации в Севастополе, адмирал, в частности, сказал: «Вот мне выпадает честь говорить с украинцами, которые собрались здесь заявить свое существование: Черноморский флот, руководить которым я имею честь, на 90 процентов состоит из сыновей этой нации. Я не могу не приветствовать украинскую нацию, которая дала мне наилучших моряков, которые только существуют в мире» (цит. по: Серг╕йчук, 2001. – С. 64).
 Впрочем, украинцы преобладали не только на кораблях этого флота – недаром осенью 1917 г. Верховный главнокомандующий России А. Керенский выдал приказ об украинизации крейсера «Светлана» на Балтике (Серг╕йчук. Над Чорним.., 1992). Да и экипаж прославленного крейсера «Варяг», который стал символом геройства, мужества и несокрушимости духа русского моряка, состоял на «три четверти [из] украинцев из Волынской губернии (как, кстати, и знаменитый «революционный броненосец «Потемкин». – М. Л.) Российской империи, то есть из Украины» (Кравцевич-Рожнецкий, 2002)3.
 Вот это – действительно исторические факты. Поэтому на самом деле морская слава России в значительной мере добыта мужеством и кровью именно украинцев. И вовсе не нужно «взвешивать», кто больше пролил крови, кто меньше, тем более, что результат может быть вовсе не таким, как кому-то априори кажется.
 
1.4. ОБ «ИСКОННОРУССКОСТИ» КРЫМА. Длительное время некоторые российские (а также проживающие в Крыму) деятели и СМИ усиленно эксплуатируют термин «исконно русский», имея ввиду Крым и особенно Севастополь. По определению «Словаря русского языка» (1981, с. 678), термин «исконный» означает «существующий с незапамятных времен, всегда». С незапамятных времен существует, например, Киев, ибо известно, что город существовал задолго до того, как появились первые летописные упоминания о нем. В то же время, если исходить из обусловленного внутреннего содержания этого термина, вряд ли правомочно употреблять его – как относительно названия «Россия», поскольку хорошо известно, когда (в 1714 г.) и как она возникла, так и относительно более расширенного названия «Русское (в понимании – «Российское», но никоим образом не «Руське») государство», потому что когда даже принять на веру притянутое Горбачевым за уши определение «тысячелетнее государство», то и это никак не будет отвечать признаку «с незапамятных времен», поскольку из летописных источников точно известно, как Московское княжество перерастало в Московское царство, а также – как и когда сформировались и это княжество, и сама Москва.
 Нетрудно доказать, что еще менее правомерно употребление этого эпитета относительно Крыма, потому что вовсе не с незапамятных времен, а в 1783 году Крым насильственно включили в состав Русской империи, предварительно, в 1778 году, депортировав из родной крымской земли свыше 31 тысячи (Вольфсон, 1941. – С. 62) христиан – греков и армян, которые заселили полуостров задолго до прихода татар, вложили в развитие этого края труд многих поколений. Вот именно о них (между тем, задолго до греческой колонизации полуострова, в начале I тысячелетия перед Р. Х., его уже населяли первые летописные аборигены – тавры, которые частично сохранились вплоть до XV ст.) и можно сказать, что Крым – это «исконно» ихняя земля.
 То «добровольное» срочное отселение христиан из Крыма сопровождалось чуть ли не такими же актами насилия над православным людом, как впоследствии и присоединение «нечестивых» татар. Представление об этом дает хотя бы одно небольшое свидетельство из труда профессора императорского университета святого Владимира Ю. Кулаковского (1914. – с. 134-135): «Трагедия разгрома векового уклада жизни исконного крымского греческого населения, ужас разорения, слезы и вопли женщин и детей…» Здесь бы, казалось, и остановиться «сердобольной защитнице» всех угнетенных, ведь после приснопамятной депортации христиан татарам больше некого было «притеснять» в Крыму. Не тут-то было! Судьба самих христианских подданных в Крыму вообще менее всего тревожила Россию – только собственные интересы всегда были «альфой» и «омегой» имперской политики. В декларации Екатерины II от 8 апреля 1783 года о «присоединении» Крыма говорится: «Преобразование Крыма в независимую (от Турции по Кючук-Кайнарджийскому «миру» 1774 г., но не от России! – М. Л.) область не принесло спокойствия Росии…» Вот, собственно, о чьем спокойствии так искренне денно и нощно пеклась поборница справедливости – о собственном. А разглагольствование относительно обездоленных в «татарской неволе» несчастных христиан – это крокодильи слезы для отвода глаз, а точнее – с целью создания повода для выведения на сцену главного козыря в этой грязной игре – российской армии…
 Возглавлял в то время Крымское государство независимый и несговорчивый хан Девлет-гирей, для устранения которого от власти «Россия пустила в ход многократно проверенное средство – подкуп», подчеркивает известный исследователь истории крымско-татарского народа, доктор исторических наук В. Возгрин (1992. – С. 265), который, кстати, видит свою обязанность как историка, а более всего – «русского человека и коренного крымчанина» именно в том, чтобы «показать отнюдь не приукрашенную, но освобожденную от многолетних наслоений лжи, грязи и гнусных домыслов картину исторического развития крымского народа». В результате в 1777 г. на крымский ханский престол взошел пророссийски ориентированный хан Шагин-гирей, который своим указом уравнял в правах христиан с магометанами. Но уже вскоре самодержица Екатерина заявила о нетерпимых притеснениях христиан в Крыму, что неотвратимо привело к пресловутой акции «присоединения». Между прочим, Шагин-гирей был женат на россиянке – чем не красноречивая черта к портрету «притеснителя» христиан?
 Новый хан вернул России всех порабощенных военнопленных христиан, беспощадно истреблял сторонников легкой наживы, которые грабили украинские поселения, и вообще, как отмечает другой исследователь истории Крыма Б. Вольфсон (1941. – С. 61-62), «проводил русофильскую политику». Но все это оказалось напрасным, ибо ничего уже не может спасти ягненка, когда волчица есть хочет!
 В отличие от историков, которые, по мнению В. Возгрина, выражают свое мнение «вполне четко, с полной искренностью», таких, например, как ученик В. Ключевского, известный российский историк, член-корреспондент АН СССР С. Бахрушин (1936. – С. 57), который акцию «присоединения» прямо и «точно характеризует как “аннексию”», а упомянутый Б. Вольфсон (1941. – С. 65) – «захватом» Крыма, то есть называют вещи своими именами, есть и такие, отмечает В. Возгрин, которые «этим качеством не могут похвастаться» и готовы оправдать любые действия «властей предержащих». Так, например, П. Надинский именует эту акцию не просто «присоединением», а «воссоединением» (ничего вам не напоминает?) (1950. – С. 59). Более того, если верить тому же Надинскому, то «воссоединение Крыма с Россией не было захватом чужой земли. Крым – исконно русская земля», поэтому благодаря воссоединению «крымский полуостров был возвращен подлинному хозяину – русскому народу» (1951. – С. 92-93). Что и говорить – будто камень с души спал!..
 Другой историк, М. Максименко (1957. – С. 5), пребывает в восторге от того, как в Крыму «на почве русской цивилизации начала (почему б уже не заявить, что именно отныне, то есть с момента аннексии, только и началась настоящая история развития Крыма? И просто не обращать внимания на то, что «почва» эта и сама на то время была, мягко говоря, не слишком цивилизованной и что, по оценке других исследователей, например, того же Б. Вольфсона, как раз после этого «хозяйство Крыма пришло в упадок...» – М. Л.) развиваться экономика и культура…», а именно: «Разбивались красивые парки, вырастали дворцы, увеличивались площади под садами…». «Увы, – огорчается чувствительный к таким извращениям В. Возгрин (1992, с. 280), – приходится признать, что историка-марксиста восхищают такие плоды цивилизации, как, прежде всего, памятники колонизаторской субкультуры, воздвигнутые на исконной земле ограбленных трудящихся [«он до сих пор не искуплен, этот грех перед людьми и землей, начало которому было положено в далеком XVIII веке…», – напишет позже Валерий Евгеньевич (1995). – М. Л.]». Но для упомянутых уже историков-марксистов как-то само собой отходит в тень то, что «цена этих действительно великолепных дворцов – обнищание и физическая гибель десятков тысяч коренных жителей, согнанных со своих клочков земли и обреченных на батрачество или на эмиграцию на чужбину». Такого же мнения придерживается и упомянутый С. Бахрушин (1936. – С. 57), доказывая, что аннексия «привела не только к уничтожению политической независимости татарского государства в Крыму, но и к беспощадному разорению царизмом той красивой и яркой туземной цивилизации, которая выросла на крымской почве в результате разнообразных культурных влияний, скрещивавшихся здесь». Впоследствии это дело успешно довершат большевики…
 Как очередное НАШЕСТВИЕ ВАРВАРОВ оценил эту акцию почитатель и знаток Крыма, выдающийся русский поэт М. Волошин (1990. – С. 215), добавляя, что «на сей раз это более серьезно и продолжительно, поскольку эти варвары – русские, за их спинами не зыбкие, текучие воды кочевого народа, а тяжелые фундаменты Санкт-Петербургской империи».

(Продовження буде)

1 На доблесть и героизм украинцев при обороне южной морской твердыни России прямо указывает и статья ведущего научного сотрудника музея обороны Севастополя Л. Голиковой с примечательным заглавием: «…Каждый рядовой – Шевченко, каждый офицер – Бирилев», опубликованная на страницах российского исторического журнала (1995), в которой исследовательница вмещает многочисленные цитаты из журналов того периода. В частности, главнокомандующий сухопутными и морскими силами в Крыму князь А. С. Меншиков в приказе по войскам назвал поступок матроса 30-го флотского экипажа Гната Шевченко, который, сознательно бросившись неперерез вражеской пуле, ценою собственной жизни спас своего командира, «геройством, которое должно навсегда остаться в памяти» (Дубровин, 1900. – С. 397-398). А в 1874 году в Николаеве «возвели первый в России памятник «нижнему чину», который в 1902 году «перевезли в Севастополь, установив его на Корабельной стороне, напротив казарм 30-го флотского экипажа» (Шавшин, 1989. – С. 51).
2 Вот как в 1917 г. сжато сформулировал существующие в России принципы территориального формирования флотских контингентов тогдашний командующий Черноморским флотом А. В. Колчак (П╕длуцький, 2001): «...офицерство и матросы в Балтийском и Черноморском флотах распределялись главным образом по месту рождения: южане шли на юг, те же, кто был с севера, шли на Балтику».
3 Как видим, не стояли украинцы в стороне в военных делах. Однако официальные исторические источники Российской империи, в том числе и советской ее разновидности, всячески замалчивали эти исторические факты. Придерживается этой традиции и многотомная «Советская военная энциклопедия», изданная в 70-80 гг. Так, в обширной статье «Русско-турецкие войны 17-19 в.» (том 7), где подробно описан ход событий в многочисленных и многолетних войнах между этими – в то время непримиримыми – врагами, ни одним словом не упоминается малейшее участие в боевых действиях ни украинских казацких войск, ни казацкого флота, как будто их и не существовало вообще, хотя в статье «Черноморское казачье войско» (Советская военная.., 1979, т. 8. – С. 461) признается, что «Ч. к. в. отличилось в Кавказских войнах, Севастопольской обороне 1854-1855 гг., русско-турецких войнах 17-19 в.».
Такую же «политику» в этом вопросе продолжает и современная разновидность Российской империи – Российская Федерация. Например, в документальном фильме А. Денисова «Крейсер «Варяг» (московский телеканал «РТР Планета», 24-25.07.2004) на протяжении двух серий не раз отмечалось, что в том бою «русские моряки показали образцы мужества», что они — «настоящие герои», что совершенный ими подвиг «остается символом русского бесстрашия и героизма» – и ни одного упоминания не прозвучало о тех, кто составлял подавляющее большинство героического экипажа и собственно обнаруживал те образцы мужества, бесстрашия и героизма, – об украинцах.
Вот такая она, имперская «благодарность» и «объективность»!

* Список першоджерел за адресою:
http://svitlytsia.crimea.ua/index.php?section=article&artID=10683

Версiя для друку
Обговорити в форумi
"Кримська Свiтлиця" > #37 за 14.09.2012 > Тема ""Білі плями" історії"


Постiйна адреса статтi: http://svitlytsia.crimea.ua/?section=article&artID=10767

 

Редакцiя :
95006, м. Сiмферополь, вул. Гагарiна, 5, 2-й поверх, кiмн. 13-14
тел: (0652)51-13-24; E-mail: kr_svit@meta.ua
Адмiнiстратор сайту : Микола Владзiмiрський
Веб-майстер : Олексiй Рибаков