Пошук по сайту
Пошук:

Теми
З перших уст (2626)
З потоку життя (5710)
Душі криниця (3219)
Українці мої... (1416)
Резонанс (1422)
Урок української (983)
"Білі плями" історії (1616)
Крим - наш дім (530)
"Будьмо!" (258)
Ми єсть народ? (235)
Бути чи не бути? (70)
Писав писака (23)
На допомогу вчителеві (125)
Мовно-комп'ютерний конкурс (108)
Порадниця (108)
Смішного! (97)
Додатки
"Джерельце" (830)
"КримСПОРТ" (132)

Архiв
Архiв газети в pdf
Редакцiя
Форуми
Книга вiдгукiв

Iншi статтi цiеї теми
СМОЛЕНСЬКА КАТАСТРОФА: КРИЛО Л╤ТАКА ЗНИЩИВ ВИБУХ ЗСЕРЕДИНИ
Про це йдеться в висновках польсько╖ п╕дком╕с╕╖, що займа╓ться повторним розсл╕дуванням...


ТР╤УМФ «ЧЕК╤СТ╤В» - ТРАГЕД╤Я РОС╤╥
Твор╕ння б╕льшовизму стол╕тньо╖ давност╕ – «ВЧК-ФСБ» – впевнено трима╓ за...


ПОМ╤ЧНИК КОМАНДУВАЧА ВМС РОЗПОВ╤ЛА ПРО ЗАВЕЗЕНИХ У 2014 «ЗЕЛЕНИХ ЧОЛОВ╤ЧК╤В»
Першими блокували в╕йськов╕ частини ╕ адм╕нбуд╕вл╕ Криму в лютому 2014 року спец╕ально привезен╕...


WP ОТРИМАЛА ЗВ╤Т ГРУ РФ ПРО ПРОПАГАНДУ В ПЕР╤ОД АНЕКС╤╥ КРИМУ
Команда ГРУ впливала на понад 30 укра╖нських груп в соц╕альних мережах, а також на 25 "пров╕дних...


КНИГУ МИКОЛИ СЕМЕНИ ПРО АНЕКС╤Ю КРИМУ ПЕРЕКЛАДУТЬ АНГЛ╤ЙСЬКОЮ
Про це сказав у четвер на презентац╕╖ "Кримського репортажу" в ки╖вському центр╕ "Кримський д╕м"...




Розсилки
Тут Ви можете підписатися на розсилку анонсів статей нових випусків нашої газети. Для цього вкажіть свій e-mail.

E-mail адрес:














Гостям Севастополя



FaceBook

Twitter









оНЦНДЮ Б сЙПЮ©МЁ
Головна сторiнка > Текст статти
"Кримська Свiтлиця" > #3 за 18.01.2013 > Тема ""Білі плями" історії"
Версiя для друку
Обговорити в форумi

#3 за 18.01.2013
КРАТКИЙ ЭКСКУРС В КРЫМСКО-РОССИЙСКО-УКРАИНСКУЮ ИСТОРИЮ...

╤стор╕я ╕ сучасн╕сть

Михаил ЛУКИНЮК
КРАТКИЙ ЭКСКУРС В КРЫМСКО-РОССИЙСКО-УКРАИНСКУЮ ИСТОРИЮ с отдельными фрагментами из дискуссий автора в Интернете

(Продовження. Поч. у № 31-52, 2012 р. № 1-2, 2013 р.)

3.3. Вот, в частности, КАК РАСЦЕНИВАЛИ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОУН-УПА САМИ НЕМЦЫ – этот документ, кстати, фигурировал на Нюрнбергском процессе (Косик1 , 1993. – С. 544): «25 ноября 1941 г. Айнзацкоманда Ц/5 Полиции Безопасности и СД. Неоспоримо установлено, что движение Бандеры готовит восстание в Рейхскомиссариате (Украина), цель которого – создание независимой Украины. Все активисты движения Бандеры должны быть немедленно арестованы и после основательного допроса тайно уничтожены как грабители. Протоколы допросов должны быть пересланы айнзацкоманде Ц/5. Это письмо должно быть уничтожено командофюрером немедленно после прочтения (выделено в цитируемом источнике. – М. Л.). XI / 014 – USSR (№ 7) XXXIX, C. 269-270 2 ».
Как докладывал в начале 1944 г. начальник штаба «Иностранные войска Восток» Гелен, в тех «украинских национальных бандах, которые принадлежат к движению Бандеры.., нет никакой склонности к сотрудничеству с немцами», а потому «не может быть никакой возможности союза с ними, в отличие от того, которое было осуществлено в некоторых местах с отдельными польскими бандами» (Косик, 1993. – С. 114-118, С. 419).
Это же отмечалось в инструкции провода ОУН, отрывок из которой был помещен в переданном немцами в Берлин 11 сентября 1942 г. секретном донесении № 20 из оккупированных районов Востока начальнику полиции безопасности и СД (там же. – С. 577): «…Всякое сотрудничество с оккупантами будет расцениваться как национальное предательство, которое будет караться смертью3 . Мы должны отвоевать Украинское государство!»… I / R 58 / 222 f. 47-51». И это были не просто голые декларации. Так, командир одного из отрядов УПА Север П. Антонюк-Сосенко, который, в нарушение запрета, «вел с врагом переговоры, 7 февраля 1944 г. был осужден военным трибуналом УПА и спустя сутки казнен», а «в апреле 1944 г. был казнен второй офицер УПА за заключение местного соглашения с одним из немецких отрядов, соглашения, направленного, в частности, против поляков» (там же. – С. 420, 428). Кстати, об отказе ОУН от любого сотрудничества с оккупационной властью свидетельствуют и многочисленные немецкие документы. В частности, в «Донесении о событиях в СССР № 164» от 4 февраля 1942 года, адресованному «Начальнику Полиции и Службы Безопасности (СД)», отмечается (Косик, 1998. – С. 120): «Захваченные печатные материалы и свидетельства разных бандеровцев, арестованных в последнее время, опять доказывают, что сторонников бандеровского движения невозможно привлечь к какому-либо позитивному сотрудничеству. Остается лишь избранный путь полного уничтожения этого движения. BA R 58 / 220».
 Понятно, что советская и партийная, а особенно – военная верхушка были несколько иного мнения о повстанцах, чем немцы: они считали их своими врагами. Это повстанцы Конго, Анголы, Кубы и т. д., и их борьба за независимость именовалась национально-освободительным движением и всячески поддерживалась СССР – материально и оружно, а поднявшиеся на борьбу за это же украинские повстанцы получали клеймо «бандиты», «наймиты буржуазии», «фашистские прихвостни», «буржуазные украинско-немецкие (?!) националисты», «украинско-бандитское подполье» и т. п. Поэтому, когда не удавалось их по-быстрому уничтожить, старались всячески дискредитировать в глазах «простых советских людей», не брезгуя ничем. Поэтому обратимся к «объективным» советским архивным документам: уж они-то не станут очернять своих и обелять «бандитов», скорее, наоборот. Но на поверку преступления подразделений МГБ, МВД и армии оказались столь массовыми и жестокими, что на это не смогли (хотя и очень старались руководствоваться принципом «наши – хорошие, не-наши – бандиты») закрыть глаза даже суровые военные прокуроры. Можно только пытаться представить сколь огромными были масштабы преступления, если даже трусливая партноменклатура, неуклонно руководствовавшаяся железным правилом «никогда не критиковать систему», не смогла промолчать4 .
И тех, и других словно прорвало…

3.4. ОНИ ВОЕВАЛИ С НАРОДОМ: ПОД ВИДОМ «БАНДИТОВ УПА» – БАНДИТЫ СПЕЦГРУПП МГБ. Начну с советских прокуроров – нечасто приходится видеть их «антисоветские» откровения. Из докладной записки военного прокурора войск МВД Г. Кошарского «О фактах грубого нарушения советской законности в деятельности т. наз. спецгрупп МГБ» секретарю ЦК КП(б) Украины Хрущеву, поданной 15.02.1949 г., становится известно (теперь, а тогда, понятное дело, – всё покрыто непроглядным грифом «Совершенно секретно»), что Министерством госбезопасности Украинской ССР «в западных областях Украины широко используются т. наз. спецгруппы, которые действуют под видом бандитов УПА5 ». Эти «спецгруппы МГБ, как свидетельствуют факты, – а их в докладной приведено немало, – широко применяли «произвол и насилие над местным населением.., подвергали пыткам.., жестоко истязали.., насиловали» мирных граждан и, как отмечает Кошарский, подобные факты, «к сожалению, никоим образом не одиночные». «Действия т. наз. спецгрупп МГБ, – приходит к заключению военный прокурор, – имеют ярко выраженный бандитский, антисоветский характер и, конечно, не могут быть оправданы никакими оперативными соображениями», поскольку «жертвой их (этих «спецгрупп». – М. Л.) произвола часто становятся лица, непричастные к украинско-бандитскому подполью» (ЦДАГО6 Украины. – Ф. 1, оп. 16, д. 68, л. 9-17).
Об этом же, кстати, задолго до Кошарского сообщал и военный прокурор войск НКВД Ровенской области Константинович (АД: О нарушениях.., 1945, л. 86), отмечая, что «незаконные расстрелы отдельных граждан», которые с января по август 1945 г. составили «37,8 % от общего количества нарушений соцзаконности» и вышли на первое место среди остальных преступлений, совершённых работниками НКВД-НКГБ в области. Так, организованные в апреле 1946 года «три так называемых спецгруппы Управления МВД по борьбе с бандитами в Черновицком районе» на Буковине, командирам которых было приказано «действовать методами банд», как отмечено в справке (АД: О работе.., 1945, л. 30), «занимались по существу бандитскими действиями». Детально об этом рассказано в документальной книге генерал-лейтенанта юстиции И. Биласа «Под видом бандитов УПА». – К., 1993.
Но этим формы деятельности «правоохранительных» органов «под видом бандитов УПА» не ограничивались. Скажем, оперуполномоченный отдела борьбы с бандитизмом Збаражского (Тернопольская область) р/о МВД Курашенко в конце января 1946 г. «при проведении чекистско-военной операции арестовал 30 граждан» нескольких сел и «путем избиения во время допросов пытался сфабриковать несуществующие станичные антисоветские ОУНовские организации», а в мае того же года оперуполномоченный Коропецкого р/о МВД Мартынов «также путем избиения 25 граждан пытался создать якобы существующие уже сельские организации украинско-немецких националистов» (АД: О недостатках в работе.., 1946, л. 4).
Даже в официальных партийных документах подобных примеров «проведения операций» по всем уголкам многострадальной Западной Украины – хоть пруд пруди! Приведем несколько из них.

Волынская область. Вот что, в частности, сообщал 26 ноября 1944 года «Информационный бюллетень» ЦК КП(б)У № 36 о трагедии, которая случилась 25 октября 1944 г. в селе Ляховом (АД: О фактах нарушения советских.., 1944, л. 1): «…участковый уполномоченный милиции Воротников, получив задание от начальника р/о НКВС задержать гр-на Парфенюка, который якобы дезертировал из Красной Армии, с 4-ма бойцами из группы охраны общественного порядка в 8-9 часов вечера окружил квартиру (в других сообщениях – «дом». – М. Л.) гр-ки Парфенюк, ворвался в жилище и, «чтобы испугать», застрелил из автомата ее дочь. С целью укрывательства преступления Воротников застрелил гр-ку Парфенюк, ее 15-летнего сына, вторую дочь и трехмесячное дитя. Проверкой установлено, что гр-н Парфенюк находится в Красной Армии и никогда оттуда не дезертировал (а если бы даже и дезертировал, разве это могло хотя бы как-то оправдать жуткий поступок тех душегубов?! – М. Л.)».

Станиславская (позже – Ивано-Франковская) область. «Работники Кутского райотдела НКВД: Иванов – начальник райотдела, Белов – сотрудник райотдела и Левченко – уполномоченный милиции прибыли 10 октября 1944 г. в село Ридны с группой бойцов истребительного батальона. Не выявив бандитов, они убили 7 жителей и сожгли 7 крестьянских хозяйств. Среди убитых двое детей 6-12 лет и две женщины – 50 и 55 лет…» (АД: О фактах нарушений.., 1945, л. 38).
Если уж «освободители» с такой легкостью убивали ни в чем не повинных людей, то задержать или арестовать кого-либо было для них, бесспорно, пустяковым делом, даже развлечением. Как, например, сообщал 5 декабря 1944 г. и.о. Прокурора УССР С. Шугуров (АД: О нарушении.., 1944, л. 40), в Рудиковском районе Дрогобычской области «незаконно арестованы 43 человека», которые «без санкции прокурора удерживались под стражей свыше 25 дней». Да что там «каких-то» четыре десятка незаконно арестованных! Вон на Тернопольщине только «в мае месяце [в 1946 г.] без санкции прокурора и УМВД или УМГБ в камерах предварительного заключения удерживалось 2112 мужчин, из коих 991 арестован без каких бы то ни было оснований» (АД: О недостатках в работе.., 1946, л. 3).
И что же? А ничего страшного – именно такую установку относительно подобной практики давал тот, кому преимущественно информация обо всех этих безобразиях и адресовалась. «Если в каком-то из сел бандиты совершили нападение, – поучал главный большевик Украины секретарей обкомов и начальников облуправлений НКВД и НКГБ (АД: Стенограмма выступления тов. Хрущева.., 1945, л. 5-6), – надо вызывать и немедленно арестовать пособника. Надо арестовать 2-3 в зависимости от обстоятельств, а семьи выслать. Юридически, возможно, мы и совершим ошибку, а именно, что он в данном случае не является фактическим проводником банды – может случиться, какой-то процент будет ошибочным. Это ничего. Надо наметить, какие кулацкие семьи бесспорно являются пособниками. Надо сильно ударить по этой кулацкой верхушке. Попробовать в шахматном порядке наметить группу сел, взять нескольких кулаков и сказать: мы знаем, что вы помогаете бандитам. Конечно, он будет отпираться, но мы должны сказать об этом уверенно. И вот если только бандиты кого-то из этого села пальцем зацепят, вы будете арестованы, а ваша семья выслана в Сибирь. А народу вы должны сказать, что высылается не как кулак, а как пособник бандитов (если начнем выселять кулака в Сибирь, то бандиты скажут, а еще [мы] вам говорили, как окончится война, так и будут высылать в Сибирь, вот так оно и есть, всех украинцев высылают в Сибирь. Этого нам не надо). А если… вместо Петра возьмёте Ивана, то не ошибётесь, – завтра возьмёте Петра». Не удивительно, что архивные материалы, из которых здесь представлено только мизер, прямо-таки изобилуют подобными фактами.
Кстати, «освободители» предпочитали иметь дело не столько с настоящими «бандитами», как с так называемыми «бандпособниками», которыми в принципе можно было объявить кого угодно из жителей, чтобы затем на «законном» основании конфисковать облюбованное имущество несчастливца. Как видно, скажем, из «Отчета» командования 3 го кавалерийского полка Первой Украинской партизанской дивизии им. Ковпака «о боевых действиях против украинских националистов» (отказавшись реформировать партизанские соединения, которые дислоцировались на уже освобожденных территориях, в регулярные части Красной Армии, советское руководство направило некоторые из них на борьбу с УПА), за 15 дней – «с 17.10. по 3.11.44 г.» – «уничтожено бандитов» аж… одного, зато «взято бандпособников (в плен) – 63 чел.» (АД: Отчет по борьбе.., 1944, л. 22).
Это же сразу бросается в глаза и при ознакомлении с отчетами других подразделений этой партизанской дивизии, например, отдельного кавалерийского дивизиона за период с 15 августа по 20 сентября 1944 г. (АД: Итоги.., 1944, л. 24-25). Дивизион в это время преимущественно занимался «прочесываниями» разных лесов в Млыновском, Гороховском, Дубинском районах с почти одинаковым результатом: «Ничего не обнаружено». И даже столкнувшись «с бандой УПА в составе 18 человек» и проведя «короткий бой», сумели обойтись без потерь (с обеих сторон). Но один бой, очевидно, все же состоялся – 6-7 сентября 1944 г. при прочесывании «Демидовского леса от банд УПА. В результате: убито – 10 чел., взято в плен – 10 чел.». Однако, как видно из захваченных трофеев, на всю «банду» приходилось аж… «4 винтовки», да и то, не исключено, просто найденные в лесу. Поэтому неизвестно, кто там действительно принадлежал к «бандитам», а кого просто загребли «до кучи». Значительно весомее оказались результаты «прочесывания» близлежащих сел и хуторов, где были задержаны «подозрительные лица – 19». Да и трофеи «взято» более солидные (думается, это только «официальные» данные): «коней – 3, коров – 3, свиней – 8, зерна – 4000 кг». Не зря даже сами профессиональные чекисты отмечали (АД: Протокол № 3.., 1945, л. 13), что ковпаковцев, которые «занимаются мародерством и своеволием», население называет «совитськими бандитами»…

(Продовження буде)

 1 Владимир Косик – известный историк, исследователь документов периода Второй мировой войны в архивах Германии, автор двухтомного сборника немецких архивных документов «Украина во Второй мировой войне в документах» (прим. авт.).
 2 Источники документов: «I. Bundesarchiv (BA). – Koblenz. III. Auswаrtiges Amt (AA). – Bonn. XI. International Mili tary Tribunal (IMT) Der Prozess gegen die Hauptkriegsverbrecher von dem Internationalen Militаrgerichtshof. – Nиrnberg, 1945-1946, 42 тома» (там же. – С. 464).
 3 Украинские повстанцы также отказывались сотрудничать и с преданным военным союзником Гитлера – так называемой «Российской осводительной армией» (РОА) под руководством бывшего советского генерала Власова: по свидетельству немецких документов (УПА в свете немецких.., 1983. – С. 216), они категорически не желали «подчиняться ген. Власову… – ни политически, ни в военном отношении».
 4 И не стоит недооценивать тогдашнюю «антисоветскую» смелость. Это теперь бывший полковник МГБ-КГБ УРСР Г. Санников (2002. – С. 94) может спокойно, даже красуясь, рассказывать «о заминировании Крещатика, который начали подрывать радиосигналами из Харькова, когда стало понятно, что Киев теперь не вернуть», и даже публикует фото домов, расположенных в начале Крещатика (правую сторону улицы между Европейской площадью и Майданом Независимости), сопроводив его откровенным объяснением: «Дома на Крещатике, которые уцелели после взрывов радиоуправляемых фугасов в октябре 1941 года».
Может раскрывать подробности многочисленных «акций» МГБ-КГБ, сопровождавшихся насилием и невиданной жестокостью. Вот только один пример из героических свершений сотрудников «меча революции» – жуткие подробности «ликвидации архиепископа униатской церкви в Закарпатье Ромжи» в 1947 году (там же. – С. 98).
Акцию готовили тщательным образом: специально готовили, тренировали, инструктировали на высшем руководящем уровне (операция, отмечает автор, «осуществлялась по указанию М. С. Хрущева с санкции самого Сталина») непосредственных исполнителей «лейтенанта М. и старшину К.», а для утяжеления на бампер армейского грузовика «студебеккер» приварили кусок железнодорожного рельса и барабан с намотанным тяжелым металлическим тросом. Ранним воскресным утром Ромжу, который почти ежедневно в одно и то же время «выезжал из Ужгорода к своей пастве» запряженной парой коней бричкой, подстерегли на безлюдной дороге.  «На максимальной скорости… «студебеккер» ударил бричку. От страшного удара сзади кони, разорвав постромки, взлетели в воздух и бездыханными упали на землю. Расколотая на несколько частей бричка разлетелась в разные стороны. Людей – Ромжу и монаха-извозчика – подняло в воздух, словно пушинки, и они, описав дугу, упали далеко в стороне от дороги на поле. Бывалый старшина-фронтовик, выполняя данную ему инструкцию, подбежал к лежавшим на земле еще живым мужчинам. И несколько раз ударил каждого монтировкой по голове. Много месяцев местная милиция и госбезопасность вместе с военной прокуратурой округа напрасно разыскивали по всему Союзу (ага, аж упарились горемычные!.. – М. Л.) загадочный военный грузовик. Свидетелей не было. Монах мертв. Ромжу добили в местной больнице смертельным уколом при помощи медсестры – агента госбезопасности. Препарат для умерщвления доставили из Москвы…»
Это теперь они такие смелые. А тогда, в опричную эпоху ночного кремлёвского «ворона» и черных «воронков», эти «работники ножа и топора» молчали о совершаемом ими по воле главных опричников – разумеется, «во имя идеалов светлого будущего» – произволе, о массовых невинных жертвах, т. к. любое разглашение этой «страшной буржуинской» тайны о терроре власти против своих граждан, не прекращавшемся с чёрного дня торжества большевистского переворота в октябре 1917-го, могло стоить жизни и самим «стражам»…
 5 «В июле 1945 года в западных областях Украины действовало 156 спецгрупп», сообщил, опираясь на результаты работы правительственной Комиссии по изучению деятельности ОУН-УПА, заместитель директора по научной работе Института истории Украины Национальной академии наук профессор Станислав Кульчицкий (2002). «За каждой из них тянется шлейф провокационных убийств, грабежей, изнасилований…».
 6 Центральный государственный архив общественных организаций Украины – бывший Центральный архив ЦК КПУ.

* Список першоджерел за адресою:
http://svitlytsia.crimea.ua/index.php?section=article&artID=10683

Версiя для друку
Обговорити в форумi
"Кримська Свiтлиця" > #3 за 18.01.2013 > Тема ""Білі плями" історії"


Постiйна адреса статтi: http://svitlytsia.crimea.ua/?section=article&artID=11300

 

Редакцiя :
95006, м. Сiмферополь, вул. Гагарiна, 5, 2-й поверх, кiмн. 13-14
тел: (0652)51-13-24; E-mail: kr_svit@meta.ua
Адмiнiстратор сайту : Микола Владзiмiрський
Веб-майстер : Олексiй Рибаков